Віталій Ярошенко

Новоайдарщина

На Луганщине чиновниками планомерно уничтожаются последние островки самобытной культуры края



В одном из недавно опубликованных исследований, посвященных причинам нынешнего политического кризиса, обратила на себя внимание такая информация: накопление финансового богатства в постиндустриальном мире невозможно без социального, культурного капитала. К сожалению, главные накопители богатства народного от подобных мыслей далеки. Последствия имеем соответствующие. Состояние бюджетной сферы и культуры, их связь охарактеризовать впору одним выражением: финансы поют романсы (чтоб не сказать попсу). Пренебрежение культурными и социальными ценностями закономерно привело к кризису и экономическому, и политическому. Однако государственники никаких выводов не сделали.

Продолжает разрушаться социальная структура села. Оставшихся представителей класса, бывшего некогда основной силой в развитии сельского хозяйства, а, следовательно, и экономики, не только не поддерживают, но и — создается иногда такое впечатление — сознательно «душат». Тем самым наступают на горло и национальным культурным традициям, приоритетность сбережения которых постоянно декларируется с трибун теми же народными избранниками. Кто ж традиции сохранит, если не жители села? Этот вопрос уже, видимо, не входит в их компетенцию.

Поэтому села вымирают. Оставшиеся в них «осередки» культурного наследия нации уничтожаются. И не без участия чиновников.

За примером далеко ходить не надо. Луганская область, Новоайдарский район. В селах работы нет, закрываются школы, молодежь разъезжается. Культурные традиции края, заселенного представителями различных народностей, олицетворяющего собой идею украинской соборости, могут быть утеряны навсегда. А ведь история каждого поселения для истории государства важна… Пока историческое наследие Новоайдарского района есть кому оберегать. Уже более пятнадцати лет сотрудники районного краеведческого музея не прекращают научную работу по исследованию истории и культурных традиций края. Но с недавних пор здание в центре Новоайдара, в котором располагается музей, стало интересовать местных предпринимателей. И теперь вместо того, чтобы помогать работе музея, руководство района собирается передать хотя бы часть его помещения бизнесменам. Неужели развитие мелкого бизнеса важнее истории области? Или экспозиционный материал музея не представляет собой ценности? Пожалуй, экскурсия по залам музея лучше всего поможет ответить на эти вопросы.

Такая разная Слобожанщина

Экспозицию первого зала музея мой экскурсовод, научный сотрудник Новоайдарского краеведческого музея Валентина ЧЕРКАШИНА условно называет «ярмаркой орудий труда». В нем оформители попытались воссоздать традиционный интерьер слобожанской хаты. Предметы быта, орудия производства собраны в разных селах района. А вот дополнить экспозицию необходимым аннотационным материалом о времени заселения и этнических корнях населенных пунктов пока нет возможности — для этого нужно работать в архивах Луганска и Харькова. Но и сейчас Валентина Павловна может многое рассказать о заселении края:

— Край заселялся неравномерно, поэтому имеет интересный этнический состав. Началось заселение края с севера, куда приходили запорожские казаки. Первыми здесь появились казацкие «бурдюги» (что-то вроде землянок). В Алексеевке и до сих пор сохранились казацкие фамилии: Нездіймишапка, Золотопуп, Варивода, Шуліка, Приймак, Потупало, Солоний, Кислий, Зміюк, Веприк, Гризодуб, Низькодуб, Стародуб. Уже примерно через сто лет после этого была передвинута российская граница, появились поселения, основанные донскими казаками. Хотя называть сейчас население этих сел донскими казаками можно только условно. В период Булавинского восстания, в 1707 году была сделана «упись» населения. И было выявлено, что на территории Айдарского края было 12 казаков, 15 украинцев и 150 беглых, новопришлых. Кроме того, в период восстания села были сожжены, они утратили свой первоначальный этнос, сюда были привезены государственные крестьяне, крепостные — земли раздавались фаворитам, героям войны, которые привозили сюда русских крестьян.

Жителей разных сел до сих пор можно отличить по их говору. Отличались также национальные костюмы и вышивка соседних поселений — об этом рассказывает экспозиция зала «Народный костюм Слобожанщины».

— В двух наших селах вышивка уникальная, — объясняет Валентина Черкашина. — Традиционная украинская вышивка двухцветная — черно-красная или сине-красная. А два села в нашем районе — Айдар-Николаевка и Спиваковка — имеют многоцветную вышивку. Причем она есть на рушниках еще конца ХІХ века, значит, так вышивали еще с основания этих сел, и их жители привезли эту вышивку сюда со своей культурой. Принесли мне также необычную рубашку с вышивкой «на всю пілку», то есть по всей длине рукава и старинные серебряные серьги. Но серьги у нас забрал Луганский краеведческий музей на временное хранение. А, как говорится, ничего не бывает более долговечного, чем временное…

В вышивке села Колядовка также есть три цвета — черный, красный и фиолетовый или голубой. Это говорит о том, что хозяйки таких рушников имеют корни с Полесья. Такая вышивка была в Белой Руси.

В каждом селе в вышивке было что-то свое, присущее именно этому поселению. Например, у айдарцев в вышивке всегда присутствовали пышные крупные розы — ими вышивали и рубашки, и рушники. На рушниках Полтавщины обязательно была лиштва (вышитый узор) из лилий.

Иногда в вышивке использовались древние языческие символы. На нескольких из них вышит символ солнца. Но, скорее всего, женщина, которая вышивала его, уже не знала, что он означает, и вышивала его, потому что так делала ее мать. Были и целевые рушники, например, свадебные. На них каждый узор что-то означал. А обычный рушник вышивался так, чтобы просто смотрелось покрасивее.

С рушниками связаны и различные обычаи в русских и украинских селах. В Колядовке (это украинское село) существовал давний обычай — на второй день после свадьбы над дверью вешали рушник. Он висел год, и если свекровь с невесткой за это время находили общий язык, не ссорились, то рушник снимали. Если они продолжали ссориться, рушник оставался висеть. Так, рушник был еще и дисциплинирущей вещью. В русских селах был другой обычай — невестка в день свадьбы подносила свекрови вышитый платок и рубашку в знак покорности. В этих традициях отражаются и различия в положении женщин в русских и украинских селах Слобожанщины. Украинские казачки большую часть года сами были на хозяйстве — мужья приходили домой только к зиме. А русские женщины были действительно «за мужем», им мало что приходилось решать самим.

Очень отличаются национальные костюмы и головные уборы сел Новоайдарщины. По-разному шились рубашки, юбки, верхняя одежда, по-разному и вышивались. В Михайловке носили разрезные юбки с запахом, сшитые по типу плахты. В двух селах, Гричишкином и Бахмутовке, женщины носили девичьи сарафаны. Интересно, что в украинских селах «шарахванами» назывались юбки.

В Спиваковке и Айдар-Николаевке платок на головном уборе завязывался в виде чалмы, скорее всего, из-за влияния востока — край был пограничной зоной между Россией и Крымским ханством, через район проходил Чумацкий шлях. А вот чепчики, которые носили во многих селах, до нашего времени не сохранились. Рассказывают, что очень красивым был айдарский головной убор с веером из павлиньих перьев. К сожалению, он тоже не сохранился.

Есть в музее и национальный костюм лемков — народа, переселенного к нам с территории Польши (о научной работе новоайдарского музея, посвященной истории переселения лемков в наш край, ставшим трагедией этого народа, читайте в следующем номере «РГ»).

Национальные костюмы сел Слобожанщины Валентина Черкашина изучает много лет, и уже почти готова ее книга, посвященная исследованию их особенностей. Многие костюмы так и не дошли до наших дней — их «за ненадобностью» использовали, наряжаясь на свадьбах, выступая на концертах. Лучше всего сохранили традиции, песни, костюмы в Гричишкино. Историю сохранила Колядовка. Однако большинство жителей сел мало заботились о сохранении своего культурного наследия. Многим вещам люди просто не знают цены.

— Однажды мне старушка говорит: «Прийди забери у меня «вікону», она уже плохая, под стенкой стоит», — делится Валентина Павловна. Оказалось, это фрагмент церковной иконы, написанной настоящим мастером. Потом в других домах я видела уже «списки» с этой иконы. Точно так же попадают к нам другие ценные экспонаты. Когда-то я ходила по домам с описями по заданию сельсовета. Увидела где-то «тряпку», выпросила, отстирала, потом приезжают из луганского художественного музея, удивляются, где мы нашли рушник с такой уникальной вышивкой… Посуда, горшки трехсотлетние стоят так же, никому не нужные. Одну картину мы нашли под портретом Президента: стали отрывать от рамки, и увидели, что под ним картина.
Так музей по-немногу наполнялся уникальными экспонатами.

Автосервис вместо ВОВ?

Отдельный зал посвящен творчеству скульптора Ивана ЧУМАКА. В нем собраны пластелиновые и несколько гипсовых эскизов его работ. Валентина Павловна вспоминает:

— Когда Иван Григорьевич был жив, говорил: подождите, я поднимусь, мы проедем по мастерским, выберете… Но, к сожалению, он так и не поднялся. Некоторые эскизы подарила нам его жена.

Следующий зал посвящен Великой Отечественной войне. Этому периоду посвящена и часть экспозиции другого зала (было время, когда в музеях запрещалось делать экспозиции, посвященные советскому периоду). Его планируют переделать, чтобы теперь все-таки поместить туда материалы о советском периоде. Занятся этим мешает борьба за музей — под бизнес-офисы собираются забрать несколько залов, в том числе зал Великой Отечественной войны, и хранилище музея. Вместо них появятся аптека и автосервис.

В архивах есть еще не экспонировавшиеся интересные материалы о первых годах советской власти. Все наслышаны, что в 1921 году в районе была Алексеевская трагедия: продотрядовцев порубила банда «каменюкив», приехавшая милиция уничтожила не только бандитов, а все село. Везде слышно только об этой трагедии. А вот судя по архивным документам, здесь происходило значительно больше событий, достойных внимания. В 1918-1919 годах территория была оккупирована немцами, партизанские отряды были в каждом уголке района. Здесь действовал и партизанский полк Самуила КОВАЛЕНКО. Сохранились документы и воспоминания об этом человеке и об участниках партизанского движения, о первой милиции, о бандах (оказывается, действовала здесь не только банда Каменюки).

Еще нет в экспозиции и материалов об археологических раскопках в районе. Музейные работники считают, что изучением этой коллекции должны заниматься ученые-археологи, но и музею нужен зал, который показал бы основные результаты раскопок в Новоайдарском районе.

Есть в архивах материал и для зала природы. В селе Спиваковка есть ботанический памятник, где сохранились растения, которые здесь растут еще со времен ледникового периода, растения, занесенные в Красную книгу. В прошлом году музей проводил тематическую выставку — дети из кружка «Первоцвіт» создали проект восстановления этого памятника, выиграли грант и работали над его реализацией. Кроме того, в экспозиции зала природы могут быть выставлены и материалы об экспедиции по реке Айдар.

За год музей организовывает до двадцати тематических выставок. Сейчас там проходит выставка, посвященная казачеству и выставка детского творчества. Благодаря постоянной выставочной работе, музей не знает недостатка в посетителях.

Есть в музее и своя галерея, где выставлены картины и скульптуры профессиональных и самодеятельных мастеров Новоайдарщины. Если музей продолжит свою работу, экспозиция галереи тоже расширится.

Экономить на краеведческом музее у начальства получалось всегда. Функции научных сотрудников, экскурсоводов, хранителей фондов и даже завхоза сейчас исполняют директор и один научный сотрудник… Поэтому иногда экскурсии в нем водить приходится и уборщице. Бывало и хуже: когда музей начинал работать, в 1992 году, одну ставку делили директор музея (ему досталось 0,75 ставки) и уборщица (0,25 ставки).

Музею уже давно необходим ремонт и качественное, профессиональное художественное оформление экспозиции. Денег, конечно, не выделяют. Видимо, потому, что руководство района поставило перед собой четкую задачу: обесценить экспозицию.

Работники Новоайдарского краеведческого музея тем не менее не сдаются, пытаются отстоять свои помещения. С этой целью уже писали в управление культуры облсовета и даже в министерство, подключили и некоторые партии. Музейщики возлагают надежды также на Катерину ЮЩЕНКО. Выставка «Народный костюм Новоайдарщины» экспонировалась когда-то в Луганской галерее, потом ее перенесли в художественный музей. На базе музея и галереи проводились «Рождественские встречи». На них и приезжала Катерина Ющенко, знакомилась с выставкой. Народный мастер Луганщины ткачиха Анна ХАРЛАМОВА учила ее ткать. Небольшую ленту полотна, вытканную Катериной Ющенко, Анна Кондратьевна хранит и сейчас. Первой леди мастерица подарила свой рушник. Теперь приходится просить тогдашнюю посетительницу выставки, которая смогла оценить увиденное по заслугам, помочь сберечь наследие национальной культуры.

Когда-то государству не стало хватать средств на содержание детских садов и ДК. Потом начали закрывать и сельские школы. Это привело к гибели многих сокровищниц наших национальных традиций — украинских сел. Теперь на счету каждая культурная единица. И всякий, кто помог сохранить хоть одну из них, может уже считаться героем. Да и не лучше ли решать, кто и что в музее выставит, чем кто кого из музея выставит?..

// Анастасия МАРТИНЧУК



Создан 25 сен 2014



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником