Віталій Ярошенко

Евграф Савельев "Где на Дону был древний город Ахас"




Где на Дону был древний город Ахас.

С VІІ века по Х-й, включительно, по Р.Х. по р. Дону и по степям от Азовского моря до Каспийского и нижней Волги существовала могущественная монархия Хазарская. О хазарах впервые упоминают писатели V века – армянский историк Моисей Хоревский и греческий ритор Приск. Моисей Хоревский говорит о нашествии в армянские владения в конце ІІ и начале ІІІ века по Р.Х. хазаров, народа, обитавшего по северной стороне Кавказских гор. (См. в переводе Эмина, стр. 134). Государя хазаров Хоревский называет „хаканом”, словом, которое у него означает владыку. Приск, современник Хоревского, говорит о храбром народе акацирах или кацирах (казирах), обитавших к востоку от Азовского моря и управлявшихся князьями. Новейшие исторические изыскания заставляют предполагать, что слова хазары или хазиры не есть этнографическое название одного какого-либо народа, а просто оно означало „азовские люди” (аз-ир или аз-ар – азовские мужи, так как слова: ар, ир, ер означали на всех древне арийских языках понятие муж). Следовательно, под словами „хазарская монархия” следует понимать государство азовских людей, образовавшееся из народов, живших к востоку от Азовского моря. Во главе этих народов, как говорят исторические данные, стояли славянские племена, говорившие славянским же языком. В состав этой монархии входили также племена тюркские, пришедшие из-за Каспийского моря, кабардинцы Прикавказья, кубанские черкесы, угры, кочевавшие в степях Дона и Волги, ясы и ворюги Нестора и др.

Хазары имели правильное гражданское устройство и построили в пределах своих владений много укрепленных городов, следы от которых сохранились до настоящего времени. Из них по летописным сказаниям известны: Осенев, Сугров, Шуракан, Руком, Субор, Балин, Чевшлюев и как столица царства – Итиль или Атиль, при устьях Волги, а потом Саркел на р. Дону. Летописец Нестор упоминает еще о хазарском городе-крепости Беловеже, стоявшем где-то в виду Киева для угрозы и удержания в покорности полян. Некоторые историки полагают, что Саркел и Беловежа один и тот же город, другие, напротив, утверждают, что г. Беловежа стоял у верховьев р. С.-Донца, близ нынешнего Бел-города, на большой дороге, идущей с нижней Волги и Дона на Киев. Это последнее мнение подтверждается и указаниями древних карт, изображающих Россию до нашествия татар. На этих картах г. Беловежа поставлен на том самом месте, где ныне Белгород, на правом берегу р. С.-Донца, Шуракан – ниже левого притока Донца – Жеребца, еще ниже Чевшлюев, а Сугров при устьях р. Айдаре, также левого притока Донца.

Саркел был построен греческими зодчими, по просьбе хазарского царя, на берегу р. Дона в 835-837 г.г. по Р.Х. 2) О местоположении его достоверно неизвестно. Новейшие археологические изыскания заставляют предполагать, что крепость эта находилась в юрте нынешнею Цымлянской станицы, где есть остатки двух древних городищ, одного близ хутора Попова, на левой стороне р. Дона, а другого против него, на правой стороне, верстах в 3-х ниже станицы.

При раскопках в 1883 и 1884 гг. членом Московского археологического общества Сизовым на месте первого городища были найдены основания древних кирпичных стен, местоположение торговой пристани на берегу р. Дона, который в то время протекал у самой крепости, торговых рядов, кузниц, христианского кладбища и христианского храма. Кроме того, найдено несколько медных и каменных крестов (Х и ХІ м.) два медных креста-складни (ХІ и ХІІ в.) один медный крест с изображением св князей Бориса и Глеба, с русскими надписями имен святых, а также серебряная киевская монета так называемая „Владимирово серебро” и несколько янтарных предметов *).

Второе городище, как видно по его остаткам, было построено из белого известкового камня и представляло из себя укрепленный с башнями замок, обнесенный рвом.

По историческим изысканиям, как сказано выше, хазары не представляли из себя какой-либо особой народности. Это было государство, составленное из разных племен, как-то: турок, пришедших из-за Каспийского моря, кабардинцев (кабир), черкас, угров, кочевавших в степях Волги и Дона, а главное из славян, юго-восточной ветви этого племени. Прочной и однородной национальности здесь не выработалось. Государство сошло со сцены, не оставив никакого определенного этнографического типа в истории. Существование различных племен, не слившихся в один народ, объясняет нам и то замечательное разнообразие религий, которое мы встречаем здесь в эпоху процветания хазарского государства. Некоторые историки полагают, в том числе и Иловайский, что в городах этого царства рассеяно было значительное количество еврейского населения. Но это не совсем верно. Следующие документальные данные, найденные в Ватиканской библиотеке, говорят о том довольно определенно.

В VІІІ веке хазарский царь, при дворе которого евреи-проповедники играли весьма видную роль, добровольно принял еврейскую веру и обратил в нее часть своего народа.

Около половины Х в. главный министр испанского калифа, еврей Хасдаи-Ибн-Шапрут, узнав, что на востоке находится самостоятельное еврейское царство, отправил к хазарскому царю приветственное письмо с просьбой сообщить ему, откуда он ведет свое происхождение. Хазарский царь Иосиф ответил длинным посланием. Опровергая разделявшееся Хасдаи-Ибн-Шапрутом заблуждение – будто-бы хазары потомки выходцев из израильского царства, он подробно рассказывает об обращении хазар в еврейство. Из этого письма мы узнаем, что первый принял это вероучение царь Булан. Все следующие за ним хазарские цари носили еврейские имена: Обадия, Хиския, Манассия І, Ханука, Исаак, Зэвулов, Манассия ІІ, Нисси, Менагем, Вениамин и Аарон. В пришествие Мессии он и его народ верят, но ничего определенного об этом не знают. Выражая удовольствие по поводу письма Хасдаи, Иосиф заканчивает свое послание следующими словами: „Мы обращаем наши взоры на Иерусалим и вавилонские академии. Да будет угодно Богу содействовать делу освобождения. Ты пишешь, что жаждешь видеть меня; я также жажду узнать тебя и твою мудрость. Если-б это желание могло исполниться, и я имел бы возможность говорить с тобою лицом к лицу, то ты был бы мне отцом, а я тебе сыном; я вверил бы тебе управление моим государством”. Следовательно, в Хазарии были только евреи-проповедники и, быть может, еще купцы. Нет никакого сомнения, что византийское правительство неоднократно делало попытки обратить в христианство и народ хазарский, так как светом этого учения были уже озарены многие народы восточного побережья Черного моря еще с V века, т.е. со времен Императора Юстиниана, но встречая с одной стороны препятствие со стороны еврейства, а с другой – волнуемое внутри иконоборством (VІІІ в.), оно не могло сосредоточить свою энергию на борьбе с этим препятствием.

Во второй половине ІХ в., по просьбе хазарского кагана, славянские апостолы Кирилл и Мефодий обратили в христианство многих его поданных. Перед этим братья-апостолы, прибыв в г. Корсун, на Таврическом полуострове, нашли там Евангелие и Псалтырь, написанные русскими письменами, и научились читать и говорить на этом языке. (Паннонская летопись).

В исследовании Бодянского „о времени происхождения славянских письмен” говорится, что Кирилл упросил своего брата Мефодия сопутствовать ему в Хазарию, „за не умеяше язык словенск”. Следовательно, братья хорошо знали, что в стране Хазар они будут иметь дело с славянскими племенами и вот, как необходимое пособие для их проповеднической деятельности, в Корсуне им попадаются книги св. Писания, переведенные уже на русский язык. Многие арабские историки ІХ и Х в. определенно говорят, что руссы и славяне говорили на одном и том же языке. Следовательно, господствующий элемент в Хазарской монархии был славянский. Об этом, а также о глубокой древности славяно-русских письмен я буду говорить в

--------
2) По мнению Константина Багрянородного и его современника Леонтия Константинопольского (Х в.) слово „саркел” означало: белая усадьба, белый дом или белый замок. Но вернее слово это означает „царственная крепость” от сар – царь и кел – замок, крепость, иначе говоря – столица”. Авт.

*) Член Московского Археологического Общества Вл.Ив. Сизин производил раскопки на цымлянском городище в 1883 и 1884 гг., а остатки христианского храма, мраморные колонны, большинство бронзовых и медных крестов, монет „серебро Владимирово”, и друг. предметы, хранящиеся ныне в Донском музее, найдены были через два года после того и равновременно еще ниже (см. доклад Х.И.Попова ІХ Археолог. съезд).
По одному историческому исследовании высказано предположение, что „Саркел” должен быть город из красного кирпича (сир на одних из тюркских языков белый, а на других – красный, желтый). Не следует ли, поэтому, считать „Беловежею” правобережный цымлянский укрепленный замок, который был построен исключительно из белого известнякового камня. Об этом замке теперь в Донском музее имеются интересные сведения и чертежи его (в копиях) доставленные военным инженером И. Сацыперовым в 1743 году, отысканными полковником Генерального штаба П.Х.Поповым в Моск. Архиве Мин. Юстиции. Ред.

– 3 –

другой раз. Теперь же обратимся к последнему периоду Хазарской монархии.

В 965 г. мужественный и храбрый Святослав, великий князь Киевский, сокрушив могущество Хазарского царства, взял многие их города. Окончательное же распадение этой монархии совершилось в 1021 г. Многие беловежцы, как говорит летописец, теснимые с одной стороны половцами и другими народами, пришли в 1117 г. в Киевскую Русь, где им Владимиром Мономахом были отведены земли для поселения. От древне-хазарских городов остались одни лишь развалины, свидетельствующие о бывшем могуществе этого народа.

В летописных сказаниях о древне-хазарских городах ни слова не упоминается об Ахасе. О нем лишь впервые упоминает в начале ХVІ века в своих „Записках о Московитских делах” барон Сигизмунд Герберштейн. В этих записках Герберштейн говорит (стр. 106), что „приблизительно в трех милях выше устья р. Дона на берегу находится город Азов, который прежде назывался Танаис. На расстоянии четырехдневного пути выше его находится город Ахас, расположенный при той же реке. Русские не могут в достаточной мере восхвалить эту реку за выдающееся обилие в ней самых лучших рыб, точто также за приятность ее местоположения, потому что оба берега реки как бы с особым усердием возделаны и усеяны в подобие сада различными травами и самыми сладкими кореньями (солодский корень или лакричный), а сверх того весьма многими плодовыми деревьями. И звери, убить которых стрелами не составляет особой трудности, водятся там в таком огромном количестве, что путешествующие по тем местам не нуждаются для поддержки жизни ни в чем, за исключением только огня и соли. Дороги в этих местах измеряются не милями, а днями пути. Насколько я мог предположительно рассчитать, от истоков Танаиса (Дона) до его устья приблизительно 80 миль, если идти напрямик сухопутной дорогой... В Азове городе бывает знаменитое торжище многих народов из разных стран мира; с одной стороны, сюда открыт свободный доступ всем, к какому бы народу они не принадлежали, и всякому предоставлена полная возможность продавать и покупать, а с другой, по выходе из города, всем можно безнаказанно делать, что угодно. Что же касается жертвенников Александра и Цезаря, о существовании которых в этих местностях упоминают очень многие писатели, то я не мог узнать ничего наверное про них, ни про развалин как от туземцев, так и от других, кто весьма часто ездил по этим местам. Также и воины, которых государя (Вел. кн. Василий ІІІ) по обычаю держит там на карауле с целью разведов и удержания татарских набегов, на мой вопрос об этих жертвенниках, отвечали, что никогда не видали и не слыхали ничего подобного. Однако они не отрицали, что видели около устьев Малого Танаида (С.-Донца) в четырех днях пути от Азова, возле места Великий Перевоз, у св. Гор, какие-то мраморные и каменные статуи и изображения. Малый Танаид начинается в Северском княжестве, отчего называется Донцом Северским, и на расстоянии трех дней пути выше Азова впадает в Танаид”.

Поясним записки Герберштейна современными данными. Донец выходит из гор в юрте станицы Кочетовской, у хутора Костины-Горы, и пройдя лугом около 5 верст, впадает в Дон. До ХVІ столетия Донец впадал в Дон у самой нынешней Раздорской станицы, где и теперь видно старое русло этой реки, идущее под горами правого нагорного берега и называемое Сухой Донец. Все лето вода в этом русле держится плесами и имеет течение весной и в дождливое время. По Герберштейну, от Азова до устьев Донца три дня пути, т.е. около 90 верст. Это соответствует истине, так как от названного города до станицы Раздорской расстояния не более этого. От Азова до Ахаса четыре дня пути, т.е. около 120 в. До Великого Перевоза также четыре дня пути, по Герберштейну же. Следовательно, остатки г. Ахаса и Великий Перевоз нужно искать на тридцать верст выше станицы Раздорской, в юртах станиц Семикаракорской, Кочетовский, Золотовской и Константиновской, бывшей Бабской.

На древних картах Великий Перевоз обозначался на месте нынешней Бабской переправы, которая действительно и теперь является единственной по удобству переезда через р. Дон и через нее идет большая торговля и скотопрогонная дорога из степей Засальских и Манычских на север и северо-запад на Донец и далее на Белгород, Чернигов и Киев. На гребне, верстах в 6 от этой переправы, на правой стороне Дона, на большом шляху расположен высокий курган, с которого видна вся к югу расположенная долина Дона и степи по р. Салу. На северо-восточном склоне этого кургана стоит высотой в рост человека гладко вытесанный камень с изображением лица человека. Камень этот очень древний и носит среди местных жителей название „Казак-Камень”. О нем то, по всей вероятности, и рассказывали Герберштейну разведчики в начале ХVІ века. Быть может подобных камней в то время на этой дороге стояло несколько, на известном расстоянии один от другого, как указатели направления торгового пути.

Из городищ в районе этой местности известны два. Семикаракорское, расположенное верстах в 3-х ниже станицы, при устьях р. Сала, на плоской возвышенности. Местность эта с юга и запада окружена изгибами р. Сала, а с севера заливаемым донским лугом. План городищ представляет фигуру пяти-стороннего полигона с большим валом. С северной, южной и западной сторон заметны следы ворот. На валу в трех местах видны основания башен из кирпича, а на стороне, обращенной к реке, на самом вале, находится большой курган с признаками кирпичной постройки.

В средине городища есть следы фундамента замка или храма, а недалеко от него колодезь. Вне вала, с северной стороны, заметны остатки небольшого укрепления четырехугольной формы. Против городища на берегах реки в воде находили тесанные большие камни, как-бы остатки пристани или моста. Всюду земля перемешана с осколками кирпичей и черепицы, а местами с золою. Внутри большого укрепления расположено малое, местами с двойными стенами и башнями, с основаниями многих построек, как-бы складочных мест для товаров.

Судя по фигуре этого небольшого укрепления, распланировке построек, а также расположению вне стен башен-бастионов для караульных войск и пр., городище это есть нечто иное, как остаток бывшей венецианской крепости для склада товаров, приходивших туда по реке Салу и караванами из стран прикаспийско-кавказских и там нагружаемых на суда для доставки в устья Дона и далее. Следовательно, укрепление это не старее ХІІ или ХІІІ века.

План этого городища, составленный мною находится в Донском музее *).

Золотовское городище находится на острове, образуемом старым и новым Донов, между старым и новым поселением станицы, в 4-х верстах от последней. Незатопляемая часть острова около одной квадратной версты. Местность эта в настоящее время носит название „Садки”. На всем пространстве этого острова разбросаны большие и малые курганы, ямы с массой жженого квадратной формы кирпича и тесанного камня и разный мусор, указывающие на присутствие там жилищ человека.

По берегу Дона, старого его русла, заметны остатки широкой каменной стены с развалинами множества башен, расположенных одна от другой на расстоянии около 10 сажень. Стена тянется в прямом направлении около версты. Кладка кирпича и камня была на извести. Камень доставлялся с правого каменистого берега р. Дона. Образцы кирпича и план этого городища мною представлены в 1905 г. в Донской музей. Судя по обширности этого городища и гигантской стене, шедшей по берегу Дона, а также по множеству курганов с мусором, бывших сторожевых башен и могильников, надо полагать, что это был довольно обширный, укрепленный торговый город и именно Ахас, на расстоянии четырех дней пути от Азова и на один день пути от устьев р. Донца. Других городищ в этом районе нет. Будущие раскопки в этом городище подтвердят мое предположение.

Суда, шедшие по Дону, могли приставать у самых стен города. Версты три выше этого города существовала, да и теперь существует, самая удобная переправа через р. Дон, именно Бабская. Ниже этой переправы, верстах в двух от городища, несколько лет тому назад водой вымыло в низменном береге реки остатки толстых, дубовых свай, указывающих на существование там некогда моста через р. Дон.

Желательно, чтобы археологи исследовали эту местность и пролили свет на жизнь минувших веков.

Город Ахас, надо полагать, был разрушен татарами, так-как после Герберштейна о нем уже никто не упоминает.

--------
(*) В Донском музее, кроме чертежа, составленного Е.П. Савельевым, есть еще и другой чертеж и описание этого городища, составленного в 1905 году В.В.Богачевым. Ред.

Е.Савельевъ.




Создан 11 июл 2014



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником