Віталій Ярошенко

"Слово о полку Игореве" где искать реку Каялу (версии)

Иван Саратов



 200   ЛЕТ   П

ОИСКА 

 

«Слово о полку Игореве» – бесценный, чудом сохранившийся памятник русской поэзии ХІІ века. Неизвестно, сколько раз переписывалась писцами эта поэма, но к Мусину-Пушкину1 она дошла в виде рукописного списка ХVІ столетия.

Существует версия, что рукописи поемы специально уничтожались, так как их содержание противоречило официальной трактовке событий, изложенных в «Книге степенной царского родословия».

Список был обнаружен среди старинных рукописей библиотеки Спасо-Ярославского монастыря в конце ХVІІІ века. Был обнаружен, чтобы тут же погибнуть: во время московского пожара 1812 г. Погибли не только коллекция Мусина-Пушкина, но и целый ряд других ценнейших рукописей – как частных, так и государственных. Однако ещё до первого издания поэмы, по распоряжению Мусина-Пушкина были сделаны две копии. Одна из них, подаренная Екатерине ІІ дошла к нам.

Пожалуй, нет другого рукописного или печатного произведения, исключая Библию и поэмы Гомера, которое читалось так много и изучалось столь тщательно. Проведены тысячи исследований. Написаны десятки диссертационных работ. «Слово» породило столько литературы, что едва ли хватит одной человеческой жизни, чтобы её перечитать. Казалось бы, что можно добавить к тысячам предыдущих работ. Но нет. Каждое новое поколение исследователей, обогащённое опытом предшественников и открытиями своего времени, по-новому читает «Слово». И так будет всегда, так как «Слово», как всё гениальное, неисчерпаемо. Новые поколения всегда будут обращаться к гениальному памятнику древнерусской литературы и черпать новые духовные силы.

Начиная новое исследование похода князя Игоря в 1185 г., следует обратить внимание неискушённого в вопросах истории читателя, что события, описанные в поэме, достоверны и рассказ о походе лишён вымысла. Об этих событиях, кроме «Слова», рассказали нам древнерусские летописи. Но, несмотря на достоверность событий, горы исследований и  200   лет   поиска , «Слово» до настоящего времени остаётся одним из самых загадочных произведений мировой литературы. И сегодня нет ответов на вопросы: кто и когда написал «Слово» и где расположены таинственные реки Каяла и Сюурлий?

На эти вопросы пытались ответить многие исследователи. Места основных битв в зависимости от точек зрения того или иного исследователя переносились из бассейна Днепра в бассейны Донца и Дона. Каялу искали литераторы, географы, историки, археологи, военные инженеры, музейные работники и вездесущие краеведы. Искали отдельные энтузиасты и экспедиции, организованные различными учебными и научно-исследовательскими институтами. Но ряд исследователей «Слова» вообще не искали Каялу, так как считали, что такой реки нет. Они были уверены, что в «Слове» название «Каяла» выступает как символическая река покаяния, как река смерти и печали, в какой-то степени схожая с мифическими реками Стикс или Ахеронт. А так как в летописях и в «Слове» отсутствовали указания, где же расположена Каяла, то сторонники реально существующей реки, чтобы ответить на этот вопрос, использовали косвенные признаки, дающие, по их мнению, путеводную нить Ариадны для поиска таинственной реки. Отсюда возникли версии, основанные на внешнем сходстве названия реки Каяла с названиями существующих сегодня рек: Кагальник, Ялы, Кальмиус, Кривель и др. Уверенность сторонников версии, что река Кагальник, впадающая в Таганрогский залив южнее устья Дона, и есть та таинственная Каяла, была настолько сильна, что им удалось убедить транспортное ведомство России назвать железнодорожную станцию на берегах реки Кагальник-Каялой.

Другие исследователи, неудовлетворённые такими версиями, доказывали, что тюркское название реки Каялы в русском переводе означает «каменистая» и поэтому искали Каялу на месте существующих сегодня рек Каменка, Сухая Каменка и др. В тех случаях, когда название реки, отождествляемой с летописной Каялой, не совпадало с определением «каменная» или «скалистая», исследователи-сторонники «скалистого» варианта, для подкрепления своих версий и весомости доказательств, привозили камни, обнаруженные на берегах реки, которая, по их версии, должна быть Каялой.

Ещё одной путеводной нитью в поисках таинственной Каялы были строчки поэмы «Ту ся брате разлучиста на брезе быстрой Каялы». Реку стали искать не только с каменными берегами, но и быструю. Реку с названием «Быстрая» нашли, и была выдвинута «Белокалитвенская» версия Игорева похода. И снова у сторонников этой версии уверенность была настолько сильна, что в 1970 г. в городе Белая Калитва был установлен внушительный гранитный обелиск в честь Игорева похода в половецкие степи в 1185г.

Выше мы рассказали о топонимических, литологических и гидравлических аргументах, которые использовали авторы различных версий.

Но был ещё один спорный аргумент, который вызывал и по сей день вызывает горячие дискуссии. Это скорость движения полка в условиях лесостепи и степи ХІІ в. Согласно данным древнерусской летописи известно, что поход Игоря был начат 23 апреля 1185 г. во вторник, а завершился 12 мая в воскресенье. Однако не известно, с какой скоростью двигалась дружина. Доказывая возможность движения войск со скоростью от 20 до100 км в сутки, исследователи похода за два столетия поиска уводили дружину от Изюма на расстояние от 40 до 400 км!

Путеводными нитями для построения ряда других версий были находки оружия ХІІ века, упоминание в поэме моря и ряд других.

Не лучше обстоят дела и с поиском другой таинственной реки с малопонятным для русскоязычного читателя названием Сюурлий. Такого названия нет ни на одной современной или древней картах. Попытки расшифровать тюркские значения различными исследователями приводили к самым общим определениям, таким как: «слияние рек», «разлив воды», «комариная река», «поливать» и другие. Конечно, такие малоговорящие определения можно привязать к любой малой реке. Поэтому Сюурлий искали у слияний Орели с Орелькой, Орлия с Волчьей, Самары с Гнилушкой, Голой Долины с Сухим Торцом, Сухого Торца с Казённым Торцом, Должика с Каменкой, Волосской Балаклейки со Средней Балаклейкой и в других местах. Так возникли Орельский, Самарский, Донской, Славянский, Белокалитвенский, Россошанский, Кальмиусский, Каменский, Балаклейский и другие варианты местоположения окончательной битвы. Как видно из приведенного выше далеко не полного перечня, предположительных версий много. Однако бесспорных документальных или археологических доказательств пока обнаружить не удалось. Не удалось, несмотря на двести  лет   поиска  таинственных рек Каялы и Сюурлия. Не удалось, несмотря на участие в поисках учёных с мировыми именами. Ниже приведена география предполагаемых мест битв дружины Игоря с половцами. Не претендуя на абсолютную полноту охвата всех без исключения версий и не располагая возможностями подробно говорить о каждой, в настоящей работе указываются только авторы версий, их краткие особенности и где эти версии были опубликованы, излагаются только основные их отличия, и пытливый читатель отсылается к первоисточникам.

О географии похода писали В. Н. Татищев (История Российская с древнейших времён, т.11, прим. 352) и Н. П. Барсов (Очерки русской исторической географии, Спб, 1885). Они отмечали, что во многих древних источниках Северский Донец называется Доном.

Первую версию о возможном месте битвы высказал в 1816 г. русский историк Н. М. Карамзин. Отождествляя реку Сал (левый приток реки Дон) с рекой Сальницей, он предложил искать реку Каялу на левом берегу Дона (История государства Российского, тт.3 и 4,Спб, 1816).

Однако вскоре несогласие с версией Н. М. Карамзина высказали академик П. Г. Бутков (1821) и автор известного исторического труда «Повествование о России» Н. С. Арцыбашев (1826). П. Г. Бутков предлагал рассматривать возможное место битвы с половцами в верховье реки Кальмиус (версия 2), а Н. С. Арцыбашев – реку Айдар (версия 3).

Позже Кальмиусскую версию обосновывал декан исторического факультета Харьковского университета Н. Я. Аристов (О земле половецкой, Киев, 1877) (версия 4). Он обосновывал свою версию, опираясь на Хлебниковский список древнерусской летописи, где река Сальница названа Сольницей. Н. Я. Аристов, считая Сальницу-Сольницу «солёной» рекой, привязывал её к современному Казённому Торцу, где в районе Славянска расположены солёные озёра.

А. В. Лонгинов (Историческое исследование сказания о походе Северского князя Игоря на половцев в 1185, Одесса,1892) реку Каялу отождествлял с рекой Мокрые Ялы (версия 5).

П. Е. Веденюк (Труды III археологического съезда, т. 2, Киев,1878), основываясь на том, что бои с половцами имели место у самого края Половецкого Поля, считал берега современных рек Сухой и Казённый Торец местами основных событий похода (версия 6).

Д. И. Багалей (История Северской земли до половины ХІV в., Киев, 1882) реку Сальницу отождествлял с рекой Торец (версия 7).

К. В. Кудряшов (Про Игоря Северского, про землю Русскую, Москва, 1959) много сил положил полевым поискам мест Игоревых битв. Считая, что скорость движения дружины не превышала 25-30 км в сутки и принимая местоположение реки Сальницы по «Книге Большому Чертежу», он отождествил таинственную реку Сюурлий со слиянием двух существующих рек – Сухого и Казённого Торца. За реку Каялу он сначала принимал реку Макатиху, а позже реку Каменку (версия 8).

В. А. Афанасьев (Исторический журнал, №6, 1939) высказал версию о том, что место битвы следует искать в районе рек Калитвы и Быстрой. Главным его аргументом было совпадение названия реки Быстрой с эпитетом реки Каялы в «Слове» (версия 9).

В. М. Глухов (Труды отдела древнерусской литературы, т. ХІ, 1955), допуская возможную скорость движения конного войска до 90км, обосновывал «донской» вариант мест битвы (версия 10).

«Донской» вариант также обосновывал Б. И. Зотов. По его мнению, Сальница – это река Бахмут, река Сюурлий – это левый приток реки Миус, а разгром Игоревых полков случился в верховье реки Самбек. Свою версию Б. П. Зотов обосновывал, принимая скорость форсированного конного перехода равной 80-85 км в сутки, а события, по его мнению, происходили вблизи «настоящих» Дона и моря. Версию Б. П. Зотова поддерживали московский общественный музей «Слова» и Новочеркасский краеведческий музей (версия 11).

«Славянский» вариант мест битвы впервые высказал Н. В. Сибилев. Эту версию поддержал К. В. Кудряшов. В наши дни обоснованием «славянского» варианта занимается профессор М. Ф. Гетманец (Тайна реки Каялы, Харьков, 1982). Версия Сибилева–Гетманца опирается на топографию древней Торской дороги к соляным озёрам, где издревле добывали соль. По их мнению, район военных действий находился между реками Голая Долина (Сюурлий) и Макатиха (Каяла) (версия12).

Ещё в 1877 г. Н. Я. Аристов предложил Орельский вариант места битвы. В ХХ веке его подержал и дополнил новыми аргументами В. Г. Фёдоров. (Кто был автором «Слова» и где расположена река Каяла?, М.,1956). По их мнению, слияние рек Орели с Орелькой, которые В. Н. Татищев называл Суугли, и есть река Сюурлий. Каялой же является маленькая речка Кривель, а вернее – протока Кривель, соединяющая Орель с Орелькой (версия 13).

Самарский вариант мест битвы отстаивали академики А. В. Лонгинов и Б. А. Рыбаков («Слово» и его современники, М., 1971). По их мнению, рекуКаялу и район военных действий следует искать в бассейне реки Самары (приток Днепра), а приток Самары река Гнилуша – это вторая таинственная река нашего рассказа Сюурлий (версия 14).

В 1971 г. В. А. Билык предложил Балаклейский вариант места битвы. Эту версию поддержали М. Т. Сокол и Г. Е. Пядышев (История СССР, 1980, №4). Г. Е. Пядышев, развивая эту версию, писал, что Малый Донец – это река Уды, Донец – это участок Северского Донца выше впадения в него реки Уды, летописный Дон – это современный Донец ниже впадения в него реки Уды, включая и нижний участок современного Дона от места впадения в него современного Донца до моря. Далее Г. Е. Пядышев писал, что Сальница – это река Великий Бурлук, Каяла – это Крайняя Балаклейка, а упоминаемое в летописи море – это озеро Лиман (версия 15).

Учитывая частые находки оружия ХІІ века в городе Россош, А. М. Поливанов предложил Россошанскую версию места Игоревых битв (Техника – молодёжи, №3, 4, 1991) (версия 16).

Учитель М. Г. Моспан утверждает, что летописная Каяла – это верховье реки Кисель, приток реки Береки. По его утверждению, местное население называет верховье реки Кисель рекой Калны (версия 17).

По мнению исследователя С. В. Грум-Гржимайло, завершающая часть битвы Игорева войска с половцами была на берегах одного из солёных озёр: Слепного или Вейсова, расположенных сегодня в городской черте города Славянска. При этом река Каяла, по его мнению, это Ложников овраг правобережный приток Северского Донца (О битве князя Игоря с половцами. Альманах Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, М., 1985, №2) (версия 18).

Автор стихотворного перевода «Слова о полку Игореве» на современный украинский язык В. А. Шевчук, изучив древнерусские летописи и известные ему маршруты похода других авторов, провёл полевые обследования предполагаемых мест, где, по мнению других исследователей, протекала загадочная Каяла. Результаты этого поиска В. А. Шевчук изложил на страницах романа-исследования «Велесич» (Киев, «Днипро»,1985) По его мнению, река Каяла – это мифический символ глубокой скорби, а реку Сюурлий следует искать в междуречье Дона и Донца.

Подводя итог вышеприведенному обзору различных версий месторасположения реки Каялы, можно сделать следующий вывод: все версии, перечисленные в нашем обзоре, остроумны, возможны, но не подкреплены неоспоримыми документальными картографическими или археологическими доказательствами. Не лучше с поиском реки Каялы обстоят дела и в других известных мне версиях, появившихся в последние годы. Следовательно, география «Слова» ждёт своих исследователей.



Обновлен 09 июл 2014. Создан 16 окт 2013



  Комментарии       
Всего 1, последний 2 года назад
valeba 18 сен 2015 ответить
Написал Слово Христос-Андрей Боглюбский. В Риме(Царь -Град)
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником